Акции компаний фармации в кризис

Лучший Форекс-брокер за этот месяц - Forex4you

В этой статье раскрыты следующие темы:

Акции компаний фармации в кризис

Эксперт
Назар Щетинин

Инвестирует в акции с 2008 года. Основатель Тезиса

В 2014 году акции АФК «Система» считались отличным вложением: финансово-промышленная группа владела сотовым оператором МТС, нефтяной компанией «Башнефть» и сетью магазинов «Детский мир». С 2010-го по 2013-й общая прибыль холдинга выросла в 10 раз, а цена акций — в 2 раза. Могло показаться, что все деньги нужно вкладывать только в эту компанию.

В сентябре 2014-го в офисах АФК «Система» были проведены обыски, а её владелец Владимир Евтушенков помещен под домашний арест — Следственный комитет предъявил ему обвинение в незаконной приватизации части акций «Башнефти», которая раньше принадлежала государству. Всего за две недели после этого акции АФК «Система» подешевели на 73,5%.

В итоге: холдинг вернул «Башнефть» государству, обвинения против Евтушенкова сняли, а акции АФК «Система» так и не вернулись на прежний уровень. Все, кто вложили деньги только в эту, финансово успешную компанию, стали беднее вместе с ее владельцем.

Чтобы не оказаться в такой ситуации, нужно разобраться в трех нюансах: какие акции покупать, сколько их покупать и какой должен быть подход.

Разные компании. В любом бизнесе рано или поздно случаются кризисы. Чтобы подстраховаться, покупайте акции сразу нескольких компаний: когда проблемы начнутся у одной, это не значит, что то они начнутся у других.

В начале 2015 года одна акция «Трансаэро» стоила больше 200 рублей, в конце 2015 года — 4 рубля. Компания обанкротилась, хотя в разорение такого крупного авиаперевозчика мало кто верил. Если бы у вас в портфеле были акции только «Трансаэро», вы бы потеряли почти все вложенные деньги.

Разные отрасли. Покупая акции компаний, убедитесь, что они из разных сфер: нефтяной, банковской, IT, фармацевтической, ритейла или других. Кризис может начаться в целой отрасли и тогда ваши пять компаний из условной электроэнергетики начнут падать в цене все разом.

В начале 2012 года премьер-министр Владимир Путин в ходе предвыборной кампании объявил о том, что если вновь станет президентом, тарифы на ЖКХ останутся на прежнем уровне. Когда Путин стал президентом, этот вопрос продолжили обсуждать в правительстве и СМИ в течение следующих полутора лет.

В сентябре 2013-го тарифы все-таки заморозили для промышленности на следующие два года. Начиная с 2012-го, акции энергетических компаний упали в среднем на 50% и начали восстанавливаться только в 2020 году.

Разные страны. Держите в портфеле акции компаний из разных стран. Так вы уменьшите влияние внезапных дефолтов, кризисов и политической обстановки.

В России экономика зависит от продажи нефти в другие страны за доллары. В декабре 2014 года нефть упала на 18%, а рубль по отношению к доллару подешевел на 14%. Это сказалось на компаниях всей страны, как нефтяного «Газпрома», так и продовольственного «Магнита»: акций российских компаний в среднем упали на 20%. Американские компании на фоне такого кризиса наоборот выросли, в среднем на 1%.

Акции фармацевтических компаний США

Объем мирового фармацевтического рынка на сегодня составляет порядка $1 трлн. Сумма кажется большой? Нет и еще раз нет! Рынок растет, и за следующие 5 лет аналитики прогнозируют его удвоение. А вместе с ростом рынка, будет расти и стоимость акций компаний, работающих в этом секторе.

Тогда что же происходит с фармацевтической отраслью? Сильное влияние на нее влияют следующие тренды:

  1. Страховая медицина. Человек ежегодно платит большие деньги за медицинскую страховку. Затем попадает в больницу по любой причине (перелом или боли в желудке). Доктора знают, что его лечение будет полностью оплачено страховой компанией и могут не экономить на пациенте. А уж сам пациент тем более не заинтересован в этом. В свою очередь фармацевтические компании, особенно работающие на американском и европейских рынках, прямо заинтересованы выпускать не дешевые подделки, а инвестировать средства в инновационные разработки.
  2. Быстрый рост среднего класса в развивающихся странах. Когда человек уже решил вопрос с питанием и жильем, он начинает задумываться о здоровье, качестве и продолжительности жизни. При этом не просто задумываться, а платить.Огромные рынки Китая, Индии и других азиатских стран еще фактически пусты и готовы к быстрому росту в ближайшие годы. А в странах Африки еще ничего даже не начиналось. Это отложенный спрос, который будет реализован в следующие десятилетия.
  3. Будущее, которое уже рядом. Сейчас выглядит как научная фантастика, однако, это станет реальностью уже через 15-20 лет. После окончательной расшифровки генома человека лечение перейдет на качественно иной уровень. Каждый из нас (не бесплатно), сможет заказать именно то лекарство, которое идеально подходит нашему генотипу. Как это будет приблизительно выглядеть на практике? Простейший случай. У Вас часто болит голова? Вы больше не покупаете аспирин. Именно для Вас будут разработаны таблетки, которые с одной стороны максимально быстро уберут головную боль, а с другой стороны наименее болезненно скажутся на Вашей печени. В будущем проблема должна исчезнуть сама собой. Доктор выписывает, а фармацевтическая компания сразу же производит нужный именно Вам препарат. Критики сейчас скажут, что это дорого. Конечно! Никто не спорит. Но! Люди и не против платить дорого за то, чтобы как можно дольше оставаться здоровыми. На здоровье мало кто будет экономить, имея деньги. Это приведет к еще большему росту котировок акций компаний данного сектора.

Что важно понимать при инвестировании в акции фармацевтики?

На американском рынке каждый год появляются сотни небольших компаний, разрабатывающих «прорывные» препараты и лекарства. Единицы из них действительно достигают успеха, и цена их акций взлетает в десятки и сотни раз. Однако гораздо большее количество небольших компаний в этом секторе так ничего и не добиваются и становятся банкротами.

Угадать какая из компаний будет успешной крайне тяжело даже профессиональным инвесторам. Поэтому следует обратить внимание именно на крупные корпорации, занимающиеся фармацевтикой и биотехнологиями уже не первый год. Кратко о плюсах данного решения:

  • Компании прибыльны. Их выручка и доходы постоянно растут. В основе этого лежат уже выпускаемые препараты и полученные ранее лицензии.
  • Компании имеют деньги на разработку десятков препаратов. То есть, в отличие от небольших фирм, они не складывают все яйца в одну корзину. И даже если разработка десяти лекарств не даст ничего, то одиннадцатое с лихвой окупит затраты и даст прибыль.
  • Компании имеют возможность покупать успешных новичков. Выше мы писали, что только единицы из новых фирм достигают успеха. И на волне успеха они часто покупаются крупными фармацевтическими корпорациями, которые могут мгновенно нарастить производство и еще больше увеличить размер получаемой прибыли.

К таким крупным и известным американским компаниям стоит отнести Pfizer, Gilead Sciences, Johnson & Johnson. Каждая из них планомерно увеличивает прибыль и имеет отличные перспективы в будущем.

Информационно-аналитические услуги и материалы предоставляются ООО ИК «Фридом Финанс» в рамках оказания указанных услуг и не являются самостоятельным видом деятельности.

Компания оставляет за собой право отказать в оказании услуг лицам, не удовлетворяющим предъявляемым к клиентам условиям или в отношении которых установлен запрет/ограничения на оказание таких услуг в соответствии с законодательством Российской Федерации или иных стран, где осуществляются операции. Также ограничения могут быть наложены внутренними процедурами и контролем ООО ИК «Фридом Финанс».

Игры для взрослых: самые доходные акции фармацевтических компаний

Спрос на фармацевтическую продукцию всегда был основой стабильности производителей таковой. Расходы на лекарственные средства продолжают расти. Так, согласно прогнозу, опубликованному аналитической компанией «IMS Health», к 2015 г. они достигнут почти 1,1 млрд дол. США. Прогнозируется значительный прирост объема продаж препаратов, применяемых при артрите, депрессии среднего возраста, астме, синдроме дефицита внимания/гиперактивности и т.д.

Львиную долю прибыли, получаемой фармацевтическими компаниями, руководство таковых вкладывает в развитие R&D, а также направляет на выплату дивидендов акционерам. Таким образом, анализ стабильности объема дивидендов, выплачиваемых компаниями, является одним из ключевых аспектов, на которые обращают внимание инвесторы, делая свой выбор в пользу той или иной из них. Кроме того, необходимо учитывать и другие факторы: динамика изменения объема продаж инновационных лекарственных средств и количество судебных исков, предъявляемых потребителями относительно продукции компании.

Крупнейшие игроки Большой Фармы в основном стабильно выплачивают дивиденды акционерам. Однако согласно показателю доходности по дивидендам отмечается неоднородность среди фармацевтических компании (таблица).

Таблица Финансовые показатели 8 фармацевтических компаний с наибольшей доходностью по дивидендам по состоянию на 19.07.2011 г.
Компании Доходность по дивидендам, % Дивиденды, дол./акция Максимальная стоимость акций за последние 52 нед, дол. Минимальная стоимость акций за последние 52 нед, дол. Прибыль из расчета на 1 акцию, дол. Отношение рыночной капитализации компании к ее годовой прибыли Рыночная капитали-
зация компании, млрд дол.
1 «AstraZeneca» 7,5929 3,70 53,53 44,98 5,73 8,5 67,46
2 «GlaxoSmithKline» 4,9041 2,11 44,42 34,85 1,13 37,8 110,07
3 «Bristol-Myers Squibb Company» 4,6057 1,32 29,54 24,26 1,93 14,8 48,89
4 «Merck&Co.» 4,2829 1,52 37,68 31,06 0,53 67,0 109,54
5 «Pfizer» 4,0733 0,80 21,45 14,39 1,06 18,5 155,18
6 «Novartis» 3,8858 2,36 64,82 48,30 4,18 14,6 166,99
7 «Abbott Laboratories» 3,6544 1,92 54,24 44,59 2,87 18,3 81,66
8 «Johnson&
Johnson»
3,3984 2,28 68,05 56,86 4,41 15,2 183,9

«AstraZeneca» является лидером в разрезе доходности по дивидендам. При этом она — одна из наименьших в этом списке с точки зрения рыночной капитализации. Основу продуктового портфеля компании составляют рецептурные препараты для лечения распространенных заболеваний, наиболее продаваемыми из которых являются: Crestor™/Крестор (розувастатин кальция) — для контроля уровня холестерина в крови; Prilosec ® /Прилозек ® (омепразол) — для лечения язвенной болезни; Nexium ® /Нексиум ® (эзомепразол) — от изжоги; Rhinocort (будезонид), Symbicort (будезонид + формотерол) — для терапии астмы. Кроме того, «AstraZeneca» выпускает зубные имплантаты и изделия медицинского назначения.

Оптимистичные финансовые результаты компании по итогам I кв. 2011 г. обусловили рост стоимости акций, однако лишь на непродолжительный период. Сейчас этот показатель вернулся к среднему значению. Отношение рыночной капитализации «AstraZeneca» к ее годовой прибыли является наиболее низким среди представленных в этом списке компаний, с чем связан тот факт, что последние 2 года выплата дивидендов проводилась нерегулярно.

История английской фармацевтической компании «Glaxo­Smith­Kline» насчитывает уже более 100 лет. Большинство маркетируемых ею лекарственных средств являются рецептурными. Наиболее продаваемые препараты «Glaxo­Smith­Kline»: Advair ® (салметерол +флутиказон) — для лечения астмы; Augmentin™/Аугментин™ (амоксициллин + клавулановая кислота) — для терапии респираторных инфекций; Levitra ® /Левитра™ (варденафил) — для лечения эректильной дисфункции; Valtrex ® /Вальтрекс ® (валацикловир) — от герпеса; продукты для здоровья — зубная паста Sensodyne; Nicorette и Nicoderm.

Сейчас на завершающих стадиях клинических исследований находится большое количество препаратов компании, однако наряду с этим в 2012 г. ожидается истечение срока патентной защиты многих ее препаратов. Важным достижением «Glaxo­Smith­Kline» является рост объема ее продаж на развивающихся рынках, доход от которых в 2010 г. составил 3,6 млрд фунтов стерлингов (5,8 млрд дол.). Кроме того, компания достигла значительного успеха в сфере разработки вакцин. Так, в 2010 г. объем продаж вакцин в натуральном выражении составил около 2,5 млрд доз.

При этом доходность по дивидендам остается на достаточно высоком уровне, несмотря на не очень сильный платежный баланс, что обусловлено относительно высоким соотношением внешней задолженности к собственному капиталу компании и низким коэффициентом обеспеченности процентов по кредитам.

Следует отметить, что за последние 3 мес акции «Glaxo­Smith­Kline» возросли на 12,2%, что способствовало увеличению отношения рыночной капитализации компании к ее годовой прибыли до 37,8. Кроме того, высокая доходность по дивидендам не характеризуется стабильностью в долгосрочной перспективе.

В 2011 г. и последующие несколько лет «Bristol-Myers Squibb Company» ожидает повышение конкурентного давления со стороны генерических версий препаратов, сроки патентной защиты которых истекают (например Plavix/Плавикс (клопидогрел). Однако достаточное количество свободных средств, сильный бухгалтерский баланс и большой потенциал продуктового портфеля компании, как ожидается, позволят ей компенсировать потери, связанные с окончанием срока патентной защиты некоторых лекарственных средств. Однако предстоящее снижение дохода может вызвать настороженность со стороны инвесторов.

Тем не менее «Bristol-Myers Squibb Company» продолжает оставаться финансово стабильной и предлагает своим акционерам достаточно высокий уровень доходности по дивидендам.

Компания «Merck&Co.» маркетирует большой перечень рецептурных препаратов. В состав ее продуктового портфеля входят: Singulair ® /Сингуляр ® (монтелукаст) — для лечения астмы; Remicade™/Ремикейд™ (инфликсимаб) — для терапии артрита; Gardasil ® — вакцина для профилактики инфицирования вирусом папилломы человека; Propecia/Пропеция (финастерид) — от облысения. Приобретение «Schering-Plough» открыло компании «Merck&Co.» доступ к линейке брэндов, принадлежащих к сегменту продуктов для здоровья: Dr. Scholl’s, Lotrimin и Coppertone.

Стоимость акций «Merck&Co.» продолжает значительно варьировать. Это может быть обусловлено тем, что компания еще окончательно не оправилась от недавнего мирового экономического кризиса. Сегодня уровень ее доходности по дивидендам достаточно высок, потому инвестирование в акции «Merck&Co.» может быть выгодно в долгосрочной перспективе.

«Pfizer» выпускает широкий спектр препаратов, наиболее продаваемыми из них являются: Lipitor™/Липитор™/Липримар™ (аторвастатин) и Viagra™/Виагра (сильденафил). Также продуктовый портфель компании включает большой перечень продуктов для здоровья, например: Advil ® /Адвил (ибупрофен) — для устранения болевого синдрома; поливитамины Centrum ® . Широкую огласку в кругах инвесторов получило решение, принятое компанией в 2009 г., о сокращении дивидендов, что было обусловлено необходимостью получения дополнительных свободных средств для приобретения «Wyeth». Еще одним источником возможного риска может служить тот факт, что в 2011 г. срок патентной защиты блокбастера Lipitor истечет, и он столкнется с конкуренцией со стороны генериков. Наряду с этим «Pfizer» ведет активную модернизацию бизнеса. Так, анонсировано уменьшение расходов на R&D-сегмент, сокращение рабочих мест, введена в действие многомиллиардная программа по выкупу акций компании. Все эти действия призваны оздоровить огромную корпорацию.

Компания имеет умеренно сильный бухгалтерский баланс со средним уровнем отношения рыночной капитализации компании к ее годовой прибыли и коэффициентом обеспеченности процентов по кредитам.

Швейцарская фармацевтическая компания «Novartis» производит широкий перечень продукции: безрецептурные препараты; продукты для здоровья; средства для животных. Одними из наиболее известных лекарственных средств этого производителя являются Ritalin ® (метилфенидата гидрохлорид) и те, которые применяют при гипертонии и эпилепсии. Кроме того, эта компания маркетирует такие брэнды, как Ex-lax, Maalox, No-Doz и Theraflu.

Недавно за 50 млрд дол. «Novartis» приобрела офтальмологическую компанию «Alcon Inc.», что позволило ей расширить свое присутствие в сегменте препаратов для терапии патологии органа зрения.

В течение долгого времени «Novartis» демонстрирует стабильные финансовые результаты. Так, бухгалтерский баланс компании показывает низкий уровень задолженности по отношению к объему собственного капитала, а также высокие показатели доходности по дивидендам. Кроме того, следует отметить, что «Novartis» имеет широкий продуктовый портфель. Однако сроки патентной защиты некоторых наиболее продаваемых препаратов компании истекают в ближайшее время и это несет некоторый риск в краткосрочной перспективе, но одновременно дает инвесторам возможность сделать удачные капиталовложения в расчете на стабильный доход в будущем.

За последние 3 мес прирост стоимости акций «Novartis» достиг 12,5%. При этом отношение рыночной капитализации компании к ее годовой прибыли находится на уровне 14,6. Доходность по дивидендам характеризуется стабильным ростом, однако сейчас не лучшее время для вложений в акции компании, поскольку их стоимость достаточно высока.

Несмотря на то что продуктовый портфель компании не имеет много бестселлеров, большой объем продаж препарата Humira™/Хумира™ (адалимумаб) и других ведущих лекарственных средств наряду с несколькими ранее проведенными поглощениями дали «Abbott Laboratories» возможность диверсифицировать свой бизнес и таким образом повысить уровень капитализации компании. При этом детальное рассмотрение ее баланса свидетельствует о наличии некоторых трудностей, например, значительной задолженности.

Сложно добиться значительных результатов, повторяя стратегию, которая используется большинством игроков фармацевтического рынка. Это подтверждает деятельность компании «Johnson&Johnson», которая несколько замедлила темпы своего развития в течении последних 2 лет. Не в последнюю очередь это было обусловлено несколькими случаями отзыва с рынка продукции, не прошедшей контроль качества. Тем не менее, несмотря на временные трудности, компания продолжила работу по диверсификации своего бизнеса, что позволило ей обеспечить большой доход и, таким образом, сильную финансовую позицию.

«Johnson&Johnson» производит большое количество лекарственных средств, среди которых можно выделить: Remicade™/Ремикейд™ (инфликсимаб) и Simponi™ (голимумаб) — для лечения артрита. Продукты для здоровья, которые производит компания, — включая такие торговые марки, как Clean&Clear, Neutrogena, Aveeno, Neosporin, Band-Aid, Listerine, Lubiderm, Visine, Tylenol, Zyrtec — и составляют значительную часть ее продуктового портфеля наряду с изделиями медицинского назначения и препаратами.

«Johnson&Johnson» ведет активную М&А-деятельность. Так, важным событием в работе компании стало достижение соглашения о поглощении компании «Synthes» за 21 млрд дол. Эта сделка позволит «Johnson&Johnson» укрепить свои позиции на рынке в сегменте ортопедической продукции. Кроме того, руководство компании продолжает вкладывать значительные средства в развитие R&D, поскольку делает основную ставку на доходы от продаж оригинальных препаратов.

Сейчас стоимость акций «Johnson & Johnson» находится на максимальном уровне за последние 52 нед. При этом дивиденды, выплачиваемые компанией, являются одними из наиболее высоких среди компаний, представленных в данном списке. Кроме того, отношение рыночной капитализации компании к ее годовой прибыли находится на отметке 15,2.

Таким образом, большой объем дивидендов «Johnson&Johnson» и их рост в течение последних десятилетий позволяет рассчитывать на стабильный доход от акций компании в долгосрочной перспективе, несмотря на относительно невысокий уровень доходности по дивидендам.

Дивидендную доходность определяют таким образом:

Дивидендная доходность = (годовой дивиденд на акцию/цена акции)•100%.

Отношение рыночной капитализации компании к ее годовой прибыли (англ. — PE ratio, P/E, earnings multiple) является одним из основных показателей, используемых при сравнительной оценке инвестиционной привлекательности акционерных компаний. Меньшее его значение свидетельствует о том, что прибыль определенной компании оценивается на рынке ниже, чем прибыль той, для которой коэффициент выше.

« Оцените, пожалуйста, публикацию
Загрузка.

Talkin go money

ВЫБОР ЗА НАМИ 2020 | ПОЛНЫЙ ФИЛЬМ | Официальная версия Проекта Венера (Oct 2020).

Фармацевтический сектор играет жизненно важную роль в поддержании здоровья и благополучия мирового населения путем разработки и сбыта спасательных средств и медицинских устройств. В мировой промышленности доминируют американские и европейские транснациональные корпорации. Поскольку эти компании являются основным сектором экономики, они также могут оказать существенное влияние на финансовое здоровье, обеспечивая надежную отдачу в долгосрочной перспективе. Например, в шестилетний период, заканчивающийся 6 марта 2015 года, индекс S & P 500 Pharmaceutical из 14 акций ежегодно увеличивал доходность 22%. Но риски всегда сопровождают вознаграждения, поэтому давайте посмотрим, как они складываются для фармацевтического сектора.

Риски

Нормативный риск : Фармацевтический сектор подвержен большому регулятивному риску, в первую очередь сосредоточенному на процессе утверждения лекарств Управлением по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA) и процесс возмещения расходов на все более дорогостоящие лекарства. Отказ кандидата от лекарств от FDA может сбить существенный кусок от рыночной стоимости фармацевтической компании, хотя глубокий и разнообразный трубопровод фармацевтических гигантов гарантирует, что выпадение обычно ограничено (в отличие от небольшой биотехнологии с только пара кандидатов на наркотики, которые могут быть уничтожены отклонением FDA). Аналогичным образом, неопределенности, вызванные Законом о доступной помощи (более известный как «Обамакаре»), усугубили аппетит инвесторов к запасам фармацевтических препаратов в течение нескольких месяцев в 2009 и 2010 годах.

Бинарные исходы для кандидатов на лекарства : Фармацевтический сектор уникален тем, что его кандидаты на продукт имеют бинарные результаты. Кандидат на лекарства, который проходит его через клинические испытания и коммерциализируется, может генерировать сотни миллионов доходов и прибыли за всю свою жизнь; препарат блокбастера может генерировать миллиарды. Оборотная сторона заключается в том, что ценность кандидата на лекарство от нудистов в основном равна нулю, что может быть большой неудачей, поскольку фармацевтические компании вынуждены тратить много времени, чтобы продвигать своих кандидатов на лекарства через клинические испытания. По данным одного исследования, стоимость стоит $ 2. 6 миллиардов для того чтобы начать новый снадобье и выиграть одобрение FDA. Подавляющее большинство кандидатов на лекарства не проходят через строгий процесс одобрения FDA, поэтому фармацевтическим компаниям постоянно приходится балансировать между победителями потенциальных победителей и разыгрывать проигравших в их стабильных кандидатах на наркотики.

Общий конкурс : даже после того, как FDA одобрит новый препарат, фармацевтические компании имеют ограниченное количество лет патентной защиты и эксклюзивного маркетинга. Термин «патентная скала» стал почти синонимом фармацевтической промышленности в последние годы, учитывая количество блокбастеров, которые видели, что их патенты истекают, прокладывая путь для конкуренции со стороны производителей подобных непатентованных лекарств.Например, в 2012 году ежегодные продажи более 35 миллиардов долларов подвергались риску истечения срока действия фармацевтического патента, причем девять блокбастеров составляли более трех четвертей этой суммы. Фармацевтические компании должны бороться с резким снижением доходов после того, как препарат выходит из патента и сталкивается с конкуренцией со стороны общего заменителя, который доступен за небольшую часть цены.

Награды

Стабильные денежные потоки : фармацевтические компании имеют стабильные денежные потоки из-за характера своего бизнеса. Для человека практически невозможно отказаться от расходов на лекарственные средства, отпускаемые по рецепту, независимо от того, как он связан с наличностью, особенно если лекарство требуется для лечения серьезного состояния. Поскольку расходы на медикаменты и здравоохранение являются недискреционными по своей природе, фармацевтические компании обладают роскошью денежных потоков, которые обычно стабильны с одного года на следующий.

Твердые балансы : поскольку они генерируют стабильные денежные потоки в течение десятилетий, большинство фармацевтических компаний имеют солидные балансы с небольшим долгом и большим количеством наличных денег. Эта устойчивость баланса позволяет им выходить и приобретать более мелкие биотехнологические и фармацевтические компании (а иногда и крупные), у которых есть трубопровод перспективных кандидатов на лекарства, чтобы компенсировать потерю доходов от истечения срока действия патентов на блокбастеры.

Ценообразование : фармацевтические компании также обладают беспрецедентной ценовой степенью, даже несмотря на то, что из-за чрезмерной стоимости некоторых лекарств наблюдается негативная реакция со стороны страховщиков. Совальди из Gilead Sciences, Inc. (GILD GILDGilead Sciences Inc72. 38-1. 47% Создано с помощью Highstock 4. 2. 6 ), которое используется для лечения гепатита С, появилось в виде простого для целей ценообразования в 2014 году, поскольку она стоила 1 000 долл. США на одну таблетку или 84 000 долл. США для лечения 12-недельного курса лечения. Но сам факт, что компания может взимать так много, является доказательством того, что небо является пределом, когда дело доходит до установления цены за лечение, которое может вылечить изнурительную или смертельную болезнь. Конечно, как отмечалось ранее, наркотики дорого стоят отчасти из-за их стоимости разработки и высокой частоты отказов. У фармацевтических компаний есть высокая цена, и хотя это может привлечь критику в некоторых кварталах, их акционеры вряд ли будут жаловаться.

Оборонительные характеристики : Фармацевтический сектор — это квинтэссентивный оборонительный сектор, способный противостоять взлетам и падениям экономического цикла. Большинство фармацевтических компаний также платят здоровый дивиденд, который дает акционерам регулярный поток доходов. Средняя доходность 14 компаний по индексу S & P 500 Pharmaceuticals была близка к 2. 3% на 12 марта 2015 года.

Нижняя линия

Фармацевтические запасы имеют такие факторы риска, как регуляторный риск, бинарные исходы для лекарственного средства кандидатов из-за стоимости разработки лекарств и общей конкуренции. Эти риски компенсируются стабильными денежными потоками фармацевтических акций, прочными балансами и ценовой степенью. Эти характеристики, а также здоровый дивидендный доход делают запасы фарм классического оборонительного сектора, который относительно невосприимчив к экономическому циклу.

Как найти лучшие акции в сфере здравоохранения

Глобальный спрос на медицинские товары и услуги будет значительно расти. Мы подготовили полное руководство по поиску лучших акций и ETF в сфере здравоохранения

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), ежегодные траты в этой области составляют примерно $6,5 трлн. во всем мире. С учетом такого уровня расходов, очевидно, что здравоохранение будет представлять большой интерес для инвесторов. Что предпринять частному инвестору, заинтересованному во вложениях в эту индустрию? В этой статье мы расскажем вам о главных трендах в здравоохранении и о том, какие акции и ETF выбрать для своего портфеля.

Что такое индустрия здравоохранения?

Здравоохранение огромно. В отрасль входит широкий круг компаний, как крупных, так и мелких. Эти компании можно разделить на три группы:

  • Представители здравоохранения
  • Плательщики
  • Поставщики продуктов и услуг для отрасли здравоохранения

Хорошая новость для инвесторов заключается в том, что существует множество акций на выбор во всех трех категориях, многие из которых имеют хорошие перспективы роста.

Медицинские работники состоят из организаций и частных лиц, которые оказывают непосредственную помощь пациентам, включая больницы, амбулаторные клиники, врачебные кабинеты, стоматологов и ортодонтов, аптеки, центры диализа, агентства по уходу на дому, учреждения долгосрочного ухода и центры престарелых.

Плательщики помогают покрывать расходы на здравоохранение для пациентов. Государственные плательщики, такие как Medicare и Medicaid в США, обеспечивают медицинское страхование для многих людей. К частным плательщикам относятся медицинские страховщики, компании по управлению медицинским обслуживанием и менеджеры по аптечным льготам (PBM).

Поставщики продуктов и услуг для отрасли здравоохранения включают тех, кто разрабатывает продукты, которые непосредственно используются для лечения пациентов, таких как фармацевтические компании и производители медицинского оборудования. В эту группу также входят компании, предоставляющие продукты и услуги, используемые для диагностики заболеваний, например, поставщики лабораторных услуг и производители медицинских тестов. Существует также множество компаний, предоставляющих технологические услуги для отрасли здравоохранения, которые предоставляют поставщикам инфраструктуру, необходимую для лечения пациентов и обеспечения безопасности их данных.

Индустрия здравоохранения в целом значительно растет. Одним из ключевых факторов, стимулирующих этот рост, являются демографические тенденции старения населения во многих частях мира. С возрастом люди с большей вероятностью будут нуждаться в продуктах и ​​услугах здравоохранения.

Основные тенденции в здравоохранении

Несколько ключевых тенденций будут влиять на отрасль здравоохранения в ближайшие годы.

1. Старение населения

Средний возраст населения становится все выше – это ключевая тенденция в здравоохранении. По данным AARP, в среднем 10000 бэби-бумеров в США достигают возраста 65 лет каждый день. Но население других стран тоже стареет, в том числе в многих стран Европы и Азии.

Рост числа людей в возрасте, повышающий спрос на услуги здравоохранения, может толкнуть вверх доходы компаний во всей отрасли здравоохранения. Тем не менее, это также может означать новые усилия, чтобы оказать давление на растущие расходы на здравоохранение, чтобы люди могли позволить себе необходимую им помощь. Давление ценообразования выгодно компаниям, которые предлагают продукты и услуги, которые помогают сдерживать или снижать общие расходы на здравоохранение, но изменения в политике ценообразования на лекарства могут негативно повлиять на компании с дорогостоящими продуктами и услугами здравоохранения.

2. Передовые технологии в области медицинского оборудования

Огромный прогресс достигнут в разработке медицинских устройств с использованием передовых технологий. Некоторые из этих устройств используются медицинскими работниками для лечения пациентов, в то время как другие устройства носят пациенты (например, непрерывные мониторы глюкозы или CGM) или работают внутри пациентов (например, искусственные сердечные насосы и клапаны искусственного сердца).

Одним из примеров передовой технологии медицинских устройств, используемой медицинскими работниками для лечения пациентов, является роботизированная хирургическая система, которая позволяет хирургам точно контролировать хирургические инструменты, установленные на руке робота.

3. Генное редактирование и генная терапия

По данным ВОЗ, существует более 10000 заболеваний, вызванных чередованием (известным как мутация) одного гена в ДНК человека. Два типа лечения, которые имеют многообещающие возможности в лечении этих генетических заболеваний, — это редактирование генов и генная терапия.

Редактирование генов включает в себя вставку, удаление или замену ДНК внутри гена. Редактирование генов еще не доступно для пациентов, но несколько биотехнологических компаний разрабатывают методы редактирования генов для различных генетических заболеваний, включая гемофилию и серповидноклеточную анемию. Биотехнологии также используют методы редактирования генов CAR-T для модификации иммунных клеток организма для борьбы с раком.

Генная терапия включает в себя вставку здорового гена в клетки. В США было одобрено несколько методов генной терапии, в том числе Spark Therapeutics ‘Luxterna, которая лечит редкую генетическую форму слепоты. Швейцарская медицинская компания Roche Holding объявила, что купит Spark за 5 миллиардов долларов.

4. Жидкая биопсия

Некоторые заболевания можно лечить более эффективно, если они могут быть обнаружены ранее. Жидкостная биопсия является особенно многообещающим подходом для раннего выявления заболеваний, особенно для некоторых видов рака.

Жидкие биопсии работают путем получения образцов крови, чтобы найти биомаркеры — вещества в крови или ткани, которые указывают на наличие рака. Хотя использование жидкой биопсии пока не получило широкого распространения, в течение следующих нескольких лет может быть достигнут значительный прогресс в улучшении подхода к выявлению большего количества типов рака и других заболеваний на самых ранних стадиях.

5. Точная медицина

Еще одна генетическая тенденция, которая уже влияет на здравоохранение и должна приобретать все большее значение, — это точная медицина (иногда ее также называют персонализированной медициной), которая включает в себя адаптацию лекарств к индивидуальным особенностям пациента. Генетические характеристики пациентов являются особенно важной областью для точной медицины.

В 2020 году на прецизионные лекарства приходилось 42% всех разрешений на лекарства. Такой подход к разработке лекарств, которые фокусируются на специфических генетических мутациях, вероятно, станет еще более распространенным в будущем по мере развития генетических исследований.

Кто инвестирует в здравоохранение?

Исторически некоторые акции компаний в сфере здравоохранения, в том числе крупных фармацевтических компаний, аптек и страховых, рассматривались как относительно стабильные альтернативы для консервативных инвесторов, заинтересованных в ценных акциях. С другой стороны, растущие акции в сфере здравоохранения, например, небольшие биотехнологии без каких-либо утвержденных продуктов, рассматривались как подходящие только для агрессивных инвесторов, готовых взять на себя значительный риск, чтобы зафиксировать потенциальный потенциал этих проектов на ранних стадиях.

В некоторой степени эти исторические взгляды все еще применимы. Консервативным инвесторам все же следует избегать акций небольших биотехнологических проектов, не имеющих постоянного дохода. Однако изменяющаяся динамика в отрасли здравоохранения может сделать акции здравоохранения более волатильными, чем они были в прошлом. Если в США будет внедрена система здравоохранения с единым плательщиком, такая как Medicare for All, это почти наверняка нанесет ущерб медицинским страховым компаниям, но также может негативно повлиять на другие компании в отрасли. Как и в случае любого другого инвестирования, никогда не вкладывайте деньги, которые понадобятся вам в течение следующих трех-пяти лет. С медленно растущими в цене акциями в сфере здравоохранения вам понадобится достаточно много времени, чтобы окупить свои вложения.

Как найти лучшие акции в сфере здравоохранения

Так что же следует искать в акциях компаний в сфере здравоохранения, если вы инвестор, готовый справиться с тем, что может стать более изменчивым рынком? Факторы, которые вы ищете для любого вида акций, по-прежнему применимы, включая перспективы роста, дивиденды, финансовую устойчивость и оценку.

Помните, однако, что перспективы роста акций здравоохранения могут существенно пострадать, если США перейдет на систему единого плательщика. Зачем? Большинство медицинских компаний, которые работают по всему миру, полагаются на США в большей части своих доходов и прибылей. Система единого плательщика в США может ограничивать цены на товары и услуги компаний. Из-за этого риска акции медицинских компаний, которые помогают снизить расходы на здравоохранение, могут работать лучше, чем другие.

Как и в случае с акциями любой отрасли, не просто сосредотачивайтесь на дивидендной доходности акций здравоохранения. Также оцените вероятность того, что компания сможет продолжать выплачивать дивиденды хотя бы на текущих уровнях. Одним из полезных показателей для такого определения является коэффициент выплат, который измеряет дивиденды как процент от прибыли.

Есть несколько способов оценить финансовую устойчивость данного запаса. Вы должны смотреть на рост доходов и прибыли. Денежная позиция компании, включая денежные средства, их эквиваленты и краткосрочные инвестиции, также важна. Одним из лучших показателей финансовой устойчивости является генерируемый свободный денежный поток (FCF), который измеряет денежные средства, оставшиеся после оплаты операционных и капитальных затрат.

Наиболее часто используемый показатель для определения внутренней стоимости акций — это отношение цены к прибыли (P / E). Однако из-за того, что многие акции в сфере здравоохранения демонстрируют быстрый рост, анализ исторических коэффициентов P / E может быть не таким полезным, как форвардный коэффициент P / E, который зависит от предполагаемой прибыли на один год в будущем. Также может помочь соотношение цены и прибыли к росту (PEG), которое учитывает прогнозируемые темпы роста прибыли (обычно в течение пятилетнего периода). Недостатком этих метрик является то, что оценки роста прибыли могут быть слишком высокими или слишком низкими.

ФАРМРЫНОК В ЭПОХУ САНКЦИЙ: СТОИТ ЛИ ЖДАТЬ КРИЗИСА?

Фармсектор ждет очередного кризиса. Предполагается, что ударить по отечественному фармацевтическому рынку должно новое снижение спроса на лекарства. А помогут ему в этом санкции против нашей страны и рост цен в наших магазинах. Впрочем, по мнению ряда экспертов — членов Российской ассоциации фармацевтического маркетинга, кризиса на фармрынке может и не быть.

РОССИЯНЕ БОЛЬШЕ НЕ В СИЛАХ «РАБОТАТЬ НА ЛЕКАРСТВА»

Главная слабость российского фармацевтического рынка — его зависимость от благосостояния пациентов. Возможно, наш рынок — последний из крупных рынков мира, построенных на деньгах посетителей аптек. И очень вероятно, что эти деньги заканчиваются. По ценам на лекарства Россия уже догнала (а в некоторых случаях — даже перегнала) Евросоюз. По размерам зарплат и, естественно, по уровню финансового благополучия своих граждан — наша страна по–прежнему остается далеко позади ЕС.

В результате «рыночная» модель фармацевтического рынка в нашей стране исчерпала себя. Старт лекарственного возмещения, как и переход отечественного производителя на стандарты GMP, в очередной раз откладывают. И если россияне по–прежнему будут сами платить за медикаменты, фармрынок России вряд ли сохранит двузначные темпы роста. Впрочем, это будет еще не кризис, а «всего лишь» стагнация. Правда, большинство катастроф почему–то начинается именно с прекращения развития, но многие предпочитают не вспоминать об этом.

Вот и первая веская причина для кризиса на отечественном фармрынке. Если за лекарства в аптеках не платит государство, то на эти лекарства работает пациент. В нынешних условиях пациенту может не хватить денег даже на еду: под предлогом санкций в магазинах стремительно растут цены на… отечественные продукты питания, которые никаким санкциям не подвергались. Конечно, спрос на медикаменты не особенно эластичен, но россияне, вынужденные экономить на еде, могут начать экономить и на собственном здоровье.

КРИЗИС–1998: ЮНЫЙ ФАРМРЫНОК В ОДИНОЧКУ НЕ СПРАВИЛСЯ

Что готовит нам грядущий кризис и можно ли его предупредить? Чтобы найти верный ответ на этот вопрос, генеральный директор IMS Health в России и СНГ Николай Демидов предлагает проанализировать кризисы 1998–1999 и 2008–2009 гг. Первый из них обрушил юный российский фармрынок, второй прошел практически незаметно для успевшего окрепнуть фармсообщества. Начнем с 1990–х. 17–му августа 1998 г. сопутствовала весьма «благоприятная» для человека и бизнеса обстановка:

  • дисбаланс в налогово-бюджетной сфере;
  • неплатежи;
  • снижение сразу нескольких показателей — ВВП, инвестиций в основной капитал и уровня жизни россиян;
  • стабильный (и даже немного завышенный) курс рубля до 17 августа и его резкое падение после.

Еще не успевший сформироваться фармацевтический рынок не выдержал подобного испытания. Вместе с курсом рубля и уровнем жизни в нашей стране упали и продажи лекарств, причем так, что фармсектор «приходил в себя» еще два с половиной года. По понятным причинам обанкротились многие дистрибуторы (кстати, и в 2014 г. аптеки должны оптовикам около 140 млрд долл.). Ряд фармацевтических компаний «заморозил» свою работу или вообще ушел с рынка. Начались рискованные и в то же время оправданные инвестиции в продвижение ЛС…

КРИЗИС–2008: РУКУ ПОМОЩИ ПРОТЯНУЛО ГОСУДАРСТВО

Через десять лет экономическая картина стала несколько иной. Уровень жизни наших соотечественников вновь ухудшился. Снизились продажи некоторых товаров. В ряде отраслей начался кризис. Однако цены в российских магазинах не подскочили, а рубль не обрушился. Девальвация национальной валюты проходила постепенно. «Медленно, но верно» дорожали продукты питания и прочие товары. Все это сопровождали два серьезных процесса: отток капитала за рубеж и колебания цен на нефть.

На этот раз фармрынок пришел в себя достаточно быстро. На помощь ему пришли государство и эпидемия гриппа. Отечественные производители получили государственную помощь, отечественные пациенты – регулирование цен на лекарства. Противопростудные препараты стали пользоваться огромным спросом. Правда, продажи лекарств в долларах несколько уменьшились, но причиной этому был лишь рост курса американской валюты. В результате кризис не состоялся.

В 2014 г. ситуация с рублями и долларами повторилась. В «американском» выражении фармацевтический рынок падает, в «российском» — растет. Причина все та же — изменение курса. Какими будут его последствия — зависит от регулятора и фармсообщества.

ПОЧЕМУ РАСТУТ ЦИФРЫ НА ЦЕННИКАХ

Сегодня фармсектор ждет нового кризиса. Экономическая обстановка в стране, к сожалению, к этому располагает. С кризисом 1998–1999 гг. ее сближает снижение темпов роста ВВП и других важных показателей. С кризисом 2008–2009 гг. — «ползучая» девальвация рубля и отток капиталов за рубеж. В дополнение к этому — дефицит государственного бюджета и необходимость «резать» расходы на самое необходимое. Еще одна угроза — подорожание различных товаров. Причем не только и не столько российских.

Когда биодобавки и витамины на короткое время попали в список ответных отечественных санкций, профессиональное сообщество прогнозировало новый скачок цен в аптеках. Ведь значительное сокращение аптечного оборота (а в случае с витаминами, БАД и лечебным питанием — его сокращение более чем на 500 позиций) в наших условиях неминуемо приводит к росту цен на лекарства. Однако запасы, которые имеются у дистрибуторов, делают этот рост более или менее плавным.

Подобные прогнозы — как в аптеке, так и в магазине — должны сбываться лишь при одном условии: если исчезнувший с полок товар действительно незаменим. Проще говоря, чем меньше товаров, тем они дороже. У государства и ритейлера остаются две стратегии: поднимать цены на то, что осталось, или заполнять освободившиеся места на полках продуктами из стран, не попавших под санкции. Иными словами, если в супермаркете нет американского мяса, то у него есть альтернатива: повысить цены на всю остальную мясную продукцию или же заменить запрещенный товар из США аналогичным товаром из другого государства. Во втором случае цифры на ценниках значительно измениться не должны.

Если в ближайшие месяцы цены на еду все-таки подскочат, это не сможет не отразиться и на обороте аптек. Российский пациент, может быть, и готов экономить ради лекарств, но только тогда, когда ему еще хватает денег на съестное.

КРЫМ КАК НОВЫЙ «ФАКТОР РОСТА»

Возможно, сохранить и даже увеличить темпы роста отечественному фармрынку поможет Крым. Даже сейчас рынок вновь обретенной республики не так уж мал. Да и переход на российскую валюту и присоединение к программам льготного лекарственного обеспечения должен ускорить рост крымского фармрынка. Еще один положительный фактор для Крыма — повышение зарплат бюджетникам и силовикам. Благодаря всему этому, в ближайшие 1–2 года фармацевтический рынок на полуострове ощутимо вырастет. По некоторым прогнозам, в 3–5 раз.

Сегодня в республике Крым живут около 1,97 млн человек. А по объему фармацевтического рынка регион уже сейчас сопоставим с Мурманской, Курской и Ленинградской обл. Правда, по среднедушевому потреблению готовых лекарственных средств Крым пока еще на одном из последних мест в стране. Его показатели сравнимы с показателями других южных республик: Дагестана, Ингушетии, Кабардино–Балкарии.

Единственное «но»: крымский фармацевтический рынок, как и любая другая часть фармрынка России, будет развиваться за счет все того же двигателя — денег пациентов. А они, как известно, имеют свойство заканчиваться. А это значит, что если отечественный фармсектор в ближайшие годы не получит лекарственное страхование, ситуация на рынке лекарств останется на прежнем месте. В одном шаге от кризиса.

ГОСЗАКУПКИ ПО–НОВОМУ: БЫТЬ ПЕРВЫМ НЕ ХОЧЕТ НИКТО

В последнем квартале 2013 г. объем государственных лекарственных средств на отечественном фармрынке значительно увеличился. Помог этому регулятор.

Вступление в силу Федерального закона от 05.04.13 №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (включая и закупки ЛС) было назначено на 1 января 2014 г. Это заставило многих произвести закупки на 2014 г. по старой процедуре, предусмотренной еще действовавшим Федеральным законом №94-ФЗ.

По мнению сопредседателя РАФМ Германа Иноземцева, игроки фармрынка испугались не самого факта перехода на федеральную контрактную систему, а резкой смены правил игры. У большинства представителей фармсектора еще нет четкого понимания, как на практике должна проходить новая процедура госзакупок. Более того, при изучении нового закона эксперты обнаружили в нем несколько нестыковок. Боясь сталкиваться с законодательными противоречиями, в декабре 2013 г. бюджетодержатели российского фармрынка бросились опубликовывать сведения о своих торгах, чтобы успеть провести их еще по старым правилам.

Сегодня избежать новых правил игры уже не удастся, и фармрынок замер в ожидании. Участвовать в первых торгах не хочет никто, но понаблюдать за первой процедурой государственных закупок по новому закону мечтают все. Когда Контрольно-счетная палата и органы прокураторы выставят первопроходцам первые претензии — фармсектор поймет, как действовать. Правда, результаты первых торгов могут и отменить, поэтому мало кто из участников фармрынка горит желанием проверить эффективность новой процедуры на собственном опыте…

По данным DSM Group, государственный сегмент фармацевтического рынка растет наиболее медленно и рискует «уйти в минус» значительно сильнее, чем коммерческий. Эксперты предрекают сокращение бюджетных закупок лекарств, а это еще одна угроза для рынка, находящегося в ожидании кризиса.

В УПАКОВКАХ — ПО НУЛЯМ, ПОДРАСТЕМ ЛИ ПО РУБЛЯМ?

Начиная с 2011 г. (аналитика DSM Group) отечественный фармацевтический рынок практически не растет в упаковках. Показатели его роста очень близки к нулю и иногда приобретают отрицательное значение. Снижаются и размеры аптечных продаж, поэтому фармсообщество в очередной раз ждет кризиса. Опасная цепная реакция может произойти в любой момент: пациенты несут мало денег в аптеки, а те, в свою очередь, не платят дистрибуторам. К 2014 г. долг розницы перед оптовиками достиг 140 млрд долл. В этом сходство сегодняшней ситуации на фармрынке с ситуацией 1998 г. К счастью, за шестнадцать с лишним лет фармрынок успел окрепнуть.

Как пояснил директор по развитию «АРЭНСИ Фарма» Николай Беспалов, в 2014 г. рост рынка в натуральном выражении замедляет новая тенденция в фармпромышленности: компании–производители стремятся выпускать свои лекарства в экономичной упаковке. Чаще всего это касается препаратов, предназначенных для длительного применения, например, медикаментов для лечения болезней сердца и кровеносных сосудов. Пациенту–«сердечнику» проще один раз посетить аптеку и приобрести 50 таблеток в одной упаковке, а не приходить 5 раз подряд за маленькими упаковками по 10 таблеток. Что касается фармкомпании, то она сокращает свои расходы на производство упаковок и, соответственно, может снизить цены на препараты.

Правда, росту рынка в упаковках препятствует и другая, уже менее благоприятная, тенденция, — замена дешевой продукции на дорогую. Почти нерастущий в натуральном выражении фармрынок исправно растет в деньгах из–за «вымывания» доступных по цене препаратов и их замещения более дорогими лекарствами. Пациент начинает ощущать это все сильнее и вынужден сокращать свои аптечные расходы. В результате снижаются и «денежные» темпы роста рынка.

ФАРМРЫНОК-2014: КАКИЕ ФАКТОРЫ ПЕРЕВЕСЯТ?

Ряд прогнозов для фармацевтического рынка оптимизмом не отличается. Эксперты предупреждают и о возможном замораживании инвестиций, и о весьма вероятном сокращении бюджетных закупок. Однако если законодатель не будет дожидаться прокурорских проверок и судебной практики, а успеет дать фармсообществу полноценные разъяснения по новой процедуре госзакупок ЛС, один из главных факторов риска будет устранен.

Другие факторы риска опять же связаны с государственным регулятором. Фармсектор ждет двух противоположных процессов — остановки всех реформ лекарственного обеспечения и более жесткого регулирования цен. Если переход к лекарственному возмещению будет свернут или в очередной раз отложен на неопределенный срок — избежать фармацевтического кризиса будет трудно. Однако новые, более жесткие для производителя механизмы регулирования цен могут стать спасением для пациента и эффективной (пусть и временной) антикризисной мерой для российской экономики в целом.

Сегодня риск наступления кризиса сдерживает «запас прочности», который фармацевтический рынок приобрел в 2013 г. Если, как в 2008–2009 гг., государственный регулятор вновь придет на помощь фармсектору, у отечественной фармации есть все шансы выстоять.

По материалам круглого стола РАФМ «Кризис как предчувствие»

Фармацевтический рынок: в ожидании перемен

Существовал ли на самом деле неудовлетворённый спрос на лекарства? Что ждёт фармацевтический рынок в ближайшем будущем? Какие игроки рынка сумеют пережить кризис без потерь?

Своим видением ситуации делится генеральный директор сети аптек «Аптекарь Эвениус» Герман Князев (г. Нижний Новгород).

Куда уходят деньги

Елена Шитова, «ЛекОбоз»:​ Насколько значимой является нынешняя просадка фармацевтического рынка?

Герман Князев: Просадка рынка началась не с 2020 года. В целом за 2015 год было продано на 20% меньше упаковок лекарственных средств, чем в 2014 году. В денежном выражении разница не столь ощутима из-за подорожания препаратов. Однако начнём с того, что весь фармацевтический рынок делится на две составляющие: рынок государственных закупок для нужд лечебно-профилактических учреждений и розничный рынок. Первая составляющая связана с бюджетными средствами, вторая — со средствами граждан. Нужно отметить, что, несмотря на кризис, государство в 2015 году не сократило закупки лекарственных препаратов, и все бюджетные средства были освоены. Это позволило в значительной степени нивелировать общую просадку рынка. Другой вопрос — как именно расходовались эти деньги?

— Вы имеете в виду «национальные особенности» государственных закупок?

— Да, эти «особенности» хорошо заметны на примере нашего региона. У нас утверждён единый государственный поставщик лекарств — «Нижегородская областная фармация», ГП НО «НОФ». Сама процедура объединения закупок для нужд всех медицинских учреждений области, безусловно, продуктивна и необходима. Но только в том случае, когда комплексные закупки создают мультипликативный эффект снижения конкурсной цены от базовых прайсов фармацевтических дистрибьюторов. Напомню, что дистрибьюторы — это оптовые компании, имеющие контракты с производителями и несущие все риски как валютных скачков, так и изменений конъюнктуры. ГП НО «НОФ» не является дистрибьютором и выступает в качестве логистической компании, т. е. дополнительного посредника, который делает свою надбавку к конкурсной цене в размере не менее 12%. Таким образом, конечная цена для лечебных учреждений, а значит, и для бюджета, становится выше, чем при прямых поставках от дистрибьюторов. В 2015 году за счёт перевалки горы лекарств «НОФ» получила почти два миллиарда рублей, потратив их, в частности, на рекламу себя любимых, закупку программного обеспечения и автомобилей, собственную зарплату. Я считаю это нонсенсом, особенно в условиях кризиса.

Информационный «грипп»

— Как отреагировал розничный фармацевтический рынок на кризисную ситуацию? Изменилась ли структура спроса?

— Люди стали меньше покупать — это очевидный факт. Пациенты приобретают те препараты, без которых невозможно обойтись, поэтому наиболее заметен спад продаж БАД, витаминов, парафармацевтики. Главная опасность в том, что больные пытаются обходиться без тех препаратов, которые им назначены врачом, что может привести к ухудшению течения заболеваний. Что касается аптечного бизнеса, то его рентабельность существенно снизилась: сумма чека уменьшается, а издержки постоянно растут.

— Эпидемия гриппа способствовала увеличению продаж?

— Рост был, но общую картину он не меняет. Дно кризиса не пройдено, и негативные явления в ближайшее время будут только нарастать.

— Почему же на этом фоне то и дело разгорались страсти по поводу отсутствия в аптеках противовирусных препаратов, в том числе банальной оксолиновой мази?

— Эти страсти существовали больше в воображении СМИ, чем в объективной реальности. Противовирусные препараты имеются в достаточном количестве, были временные перебои в отдельных аптеках. Например, продали весь товар за выходные, а новую партию завезти не успели. Сложности возникали преимущественно с тем, чтобы найти поставщиков с приемлемыми ценами, причём в первую очередь это касалось отечественных лекарств. Цены на популярные российские препараты и защитные маски некоторые производители взвинтили втрое. В то время как зарубежные поставщики прилагают усилия, чтобы демпфировать курс валют, наши отыгрывают кризис по полной программе. Однако дефицита лекарств нет, реальные проблемы существуют только с двумя препаратами — тамифлю и реленза.

— В чём причина перебоев с ними?

— Во многом здесь тоже постарались СМИ, объявившие эти препараты панацеей для лечения и профилактики гриппа. Люди стали скупать и применять их при малейшем недомогании, что в принципе недопустимо. Сыграли свою роль и наши замечательные госзакупки. Препараты для лечения пациентов в больницах были закуплены в большом количестве, однако дойдут ли они до тех, кто в них нуждается, — большой вопрос.

— Можно ли было закупить эти препараты для розницы «с запасом», учитывая ажиотажный спрос в период эпидемии?

— Их количество ограничено поставщиком субстанции, поэтому в первую очередь обеспечиваются государственные закупки. Но поймите, что на самом деле тамифлю и реленза не требуются в огромных количествах! Ни в одной стране ажиотажа по поводу противовирусных препаратов нет! Они должны применяться только по назначению врача после типирования вируса. Если это штамм Н1N1, то назначение имеет смысл, а если нет — то лучше обойтись другими средствами. В развитых странах типирование вируса проводится в любом медицинском учреждении, для этого достаточно тест-полосок. А в России действует закон, запрещающий вирусологические исследования в непрофильных лабораториях. Со времён принятия этого закона технологии значительно изменились, но у нас всё осталось на уровне позапрошлого века. Я не говорю про тест-полоски, даже анализ крови на грипп трудно сделать.

Что впереди

— Принято считать, что кризис — это не только сложности, но и новые возможности. Какие перспективы развития есть у фармацевтического рынка?

— Если говорить о первой его составляющей, т. е. рынке государственных закупок, то здесь необходимо принять меры для защиты бюджетных средств от неоправданного расточительства. Я не против, чтобы был единый поставщик, но я против размеров его наценки. Нужен закон, ограничивающий маржу посредника, а также предусматривающий строгий контроль целевого расходования препаратов. Если в больницах возникает дефицит лекарств, которые в это время находятся на складах посредника и лежат там вплоть до истечения срока годности, это должно повлечь судебное разбирательство и наказание виновных. Однако реализация таких мер невозможна без повышения личного уровня ответственности должностных лиц за результаты своей деятельности. У нас же пока о работе чиновников судят не по реальным достижениям, а по иным критериям.

— Кто сумеет выйти из кризиса без потерь?

— Думаю, что фармацевтический рынок ждёт серьёзный передел. Более того, процесс уже начался: мы видим, как аптечные сети переходят в собственность фармацевтических дистрибьюторов. Я не вижу в этом процессе чего-то негативного, такова мировая практика. И если мне поступит адекватное предложение от дистрибьюторов, я его с удовольствием рассмотрю.

— Скажется ли грядущий передел рынка на доступности лекарственных препаратов для населения?

— На доступность препаратов влияют другие факторы. Населению не важно, кто является собственником аптеки, лишь бы там были необходимые препараты по вменяемым ценам. И пока в экономике продолжается кризис, ни о каком повышении доступности лекарств речи быть не может.

Как выжить в кризис малому аптечному бизнесу?

Последствия мирового финансового кризиса ощущают на себе все компании, работающие в аптечном бизнесе. В условиях кризиса аптеки испытывают трудности с поставщиками продукции и вынуждены существенно сокращать свой ассортимент. В некоторых регионах нарушена товаропроводящая цепочка, у дистрибьюторов возникают проблемы с ликвидностью, отчего нарушаются поставки целых товарных групп, вследствие чего в аптеках пустеют полки. Нестабильность и падение курса рубля негативно сказались на ценах: на некоторые товары они выросли в несколько раз. Нельзя забывать и о значительной кредитной нагрузке, которую несут многие предприятия аптечного бизнеса. Это обстоятельство только усугубляет и без того не простую ситуацию. Планы по открытию аптек в условиях кризиса многие операторы рынка скорректировали в сторону резкого уменьшения. Сейчас у большинства аптечных сетей нет средств не только на развитие, но и на простое поддержание бизнеса в эффективном состоянии. Из-за кризиса торговые сети закрывают убыточные или еще не вышедшие на проектную мощность точки продаж, проводят сокращения персонала.

С указанными проблемами сталкиваются и крупные компании, но особенно остро их чувствуют на себе малые предприятия аптечного бизнеса. Они находятся в особенно уязвимом положении не только по причине зависимости от дистрибьюторов, но и из-за падения платежеспособного спроса населения. Переход многих покупателей на недорогие аналоги дорогостоящих лекарственных средств способствует уменьшению выручки и сокращению ассортимента аптеки, которой трудно поддерживать его в прежнем объеме. В то же время, отсутствие в аптеке нужного товара толкает платежеспособных клиентов на поиск других торговых точек. Поэтому, чем больше дефектура, тем меньше у аптеки постоянных покупателей. Даже если у дистрибьютора есть необходимый товар, аптечная сеть или одиночная аптека в создавшихся условиях не всегда может пополнить его запас. Проблема здесь кроется не столько в удорожании, сколько в изменении условий поставки. Если раньше стандартной практикой был товарный кредит и достаточная для реализации отсрочка платежа, то теперь большинство дистрибьюторов работают по предоплате или значительно сокращают отсрочку. Таким образом, многие аптечные сети находятся в очень трудном положении, поскольку у них при существенной кредитной нагрузке не всегда находится достаточно оборотных средств для своевременного пополнения товарного запаса на этих условиях. Получается замкнутый круг: аптеке нечем расплатиться за товар с дистрибьютором, полки пустеют, дефектура растет, покупатель переходит на более дешевые препараты или уходит в другую аптеку, выручки падают, нечем расплачиваться с кредитами и дистрибьюторами. Очевидно, что кризис в фармбизнесе носит системный характер.

Как выжить в кризис малому бизнесу, работающему в сфере розничной торговли медикаментами? Где найти оборотные средства для поддержания эффективной работы аптек в условиях кризиса? Как открыть аптеку в создавшейся ситуации? Как решить проблемы аптек, не вышедших на проектные показатели продаж? Вот основной круг вопросов, волнующих сегодня операторов розничного фармрынка.

Эффективное управление аптечным бизнесом в создавшихся условиях – очень непростая задача, поэтому у многих руководителей возникает мысль о вступлении в ассоциированные отношения, налаживании партнерства с сетями федерального и межрегионального значения. Таким руководителям компания «Имплозия» готова предложить оптимальное решение — программу «Имплозия-Партнер». Выгоду партнерства с «Имплозией» уже оценили множество аптечных учреждений.

Вот основные преимущества партнерства с «Имплозией»:

  • Предоставление товара на условиях полной реализации,
  • Широкий ассортимент лекарственных средств и сопутствующих товаров,
  • Постоянное наличие товара на складе и в аптеке,
  • Оптимизация затрат: переходя на программу партнерства, аптека существенно сокращает накладные расходы, связанные с закупкой, учетом и продажей товара,
  • Внедрение передовых методов управления аптечным бизнесом путем использования эксклюзивного программного обеспечения и обучения персонала,
  • Помощь в мероприятиях по повышению конкурентоспособности аптеки на рынке,
  • Грамотные и своевременные консультации специалистов «Имплозии» по праву, маркетингу, рекламе и другим вопросам,
  • Внедрение мероприятий по стимулированию спроса на основе накопленного компанией «Имплозия» многолетнего опыта.

Узнайте подробнее о программе «Имплозия-Партнер» на нашем сайте по адресу www.implozia.ru или по телефонам: (846) 266 99 99 8 927 750 0192 Седёлкина Татьяна

Последствия мирового финансового кризиса ощущают на себе все компании, работающие в аптечном бизнесе. В условиях кризиса аптеки испытывают трудности с поставщиками продукции и вынуждены существенно сокращать свой ассортимент. В некоторых регионах нарушена товаропроводящая цепочка, у дистрибьюторов возникают проблемы с ликвидностью, отчего нарушаются поставки целых товарных групп, вследствие чего в аптеках пустеют полки. Нестабильность и падение курса рубля негативно сказались на ценах: на некоторые товары они выросли в несколько раз. Нельзя забывать и о значительной кредитной нагрузке, которую несут многие предприятия аптечного бизнеса. Это обстоятельство только усугубляет и без того не простую ситуацию. Планы по открытию аптек в условиях кризиса многие операторы рынка скорректировали в сторону резкого уменьшения. Сейчас у большинства аптечных сетей нет средств не только на развитие, но и на простое поддержание бизнеса в эффективном состоянии. Из-за кризиса торговые сети закрывают убыточные или еще не вышедшие на проектную мощность точки продаж, проводят сокращения персонала.

С указанными проблемами сталкиваются и крупные компании, но особенно остро их чувствуют на себе малые предприятия аптечного бизнеса. Они находятся в особенно уязвимом положении не только по причине зависимости от дистрибьюторов, но и из-за падения платежеспособного спроса населения. Переход многих покупателей на недорогие аналоги дорогостоящих лекарственных средств способствует уменьшению выручки и сокращению ассортимента аптеки, которой трудно поддерживать его в прежнем объеме. В то же время, отсутствие в аптеке нужного товара толкает платежеспособных клиентов на поиск других торговых точек. Поэтому, чем больше дефектура, тем меньше у аптеки постоянных покупателей. Даже если у дистрибьютора есть необходимый товар, аптечная сеть или одиночная аптека в создавшихся условиях не всегда может пополнить его запас. Проблема здесь кроется не столько в удорожании, сколько в изменении условий поставки. Если раньше стандартной практикой был товарный кредит и достаточная для реализации отсрочка платежа, то теперь большинство дистрибьюторов работают по предоплате или значительно сокращают отсрочку. Таким образом, многие аптечные сети находятся в очень трудном положении, поскольку у них при существенной кредитной нагрузке не всегда находится достаточно оборотных средств для своевременного пополнения товарного запаса на этих условиях. Получается замкнутый круг: аптеке нечем расплатиться за товар с дистрибьютором, полки пустеют, дефектура растет, покупатель переходит на более дешевые препараты или уходит в другую аптеку, выручки падают, нечем расплачиваться с кредитами и дистрибьюторами. Очевидно, что кризис в фармбизнесе носит системный характер.

Как выжить в кризис малому бизнесу, работающему в сфере розничной торговли медикаментами? Где найти оборотные средства для поддержания эффективной работы аптек в условиях кризиса? Как открыть аптеку в создавшейся ситуации? Как решить проблемы аптек, не вышедших на проектные показатели продаж? Вот основной круг вопросов, волнующих сегодня операторов розничного фармрынка.

Эффективное управление аптечным бизнесом в создавшихся условиях – очень непростая задача, поэтому у многих руководителей возникает мысль о вступлении в ассоциированные отношения, налаживании партнерства с сетями федерального и межрегионального значения. Таким руководителям компания «Имплозия» готова предложить оптимальное решение — программу «Имплозия-Партнер». Выгоду партнерства с «Имплозией» уже оценили множество аптечных учреждений.

Вот основные преимущества партнерства с «Имплозией»:

  • Предоставление товара на условиях полной реализации,
  • Широкий ассортимент лекарственных средств и сопутствующих товаров,
  • Постоянное наличие товара на складе и в аптеке,
  • Оптимизация затрат: переходя на программу партнерства, аптека существенно сокращает накладные расходы, связанные с закупкой, учетом и продажей товара,
  • Внедрение передовых методов управления аптечным бизнесом путем использования эксклюзивного программного обеспечения и обучения персонала,
  • Помощь в мероприятиях по повышению конкурентоспособности аптеки на рынке,
  • Грамотные и своевременные консультации специалистов «Имплозии» по праву, маркетингу, рекламе и другим вопросам,
  • Внедрение мероприятий по стимулированию спроса на основе накопленного компанией «Имплозия» многолетнего опыта.

Узнайте подробнее о программе «Имплозия-Партнер» на нашем сайте по адресу www.implozia.ru или по телефонам: (846) 266 99 99 8 927 750 0192 Седёлкина Татьяна

Как выжить в кризис малому аптечному бизнесу?

Акции фармацевтической компании Merck & Company

Выручка Merck (NYSE: MRK ) & Company Inc. за 1 квартал 2020 года снизилась относительно прошлого квартала на $0,69 млрд, но оказалась больше аналогичного показателя предыдущего года на $0,12 млрд, составив $9,43 млрд. Чистая прибыль компании выросла до $1,55 млрд, а доход на акцию составил $0,88, что лучше ожиданий $0,83. Дивиденды имеют доходность 2,97% и продолжают выплачиваться ежеквартально. Следующие результаты финансовой отчетности выйдут 28.07.2020г., где прогнозируется, что выручка компании составит $9,67 млрд, а EPS — $0,87.

В первом квартале продажи фармацевтической продукции выросли на 1% до $8,2 млрд, включая негативное изменение валютного курса. Основной рост реализации продукции пришелся на сегменты онкологии, гепатита С и вакцин, что в целом компенсировало снижение продажи франшиз в направлении диабета. Хорошую динамику за прошедший квартал показал препарат KEYTRUDA в сегменте онкологии на фоне продолжения его распространения по всему миру. Также выросли продажи лекарственного средства Zepatier, которое направлено на лечение хронического заболевания гепатита С.

Рост продаж в сегменте вакцин произошел благодаря увеличению спроса на препараты GARDASIL и GARDASIL 9. Однако часть собственных разработок компании потеряли свою эксклюзивность на рынке. К ним относятся лекарство для снижения уровня холестерина в организме человека Zetia, внутривенный антибиотик Cubicin и назальное средство Nasonex. Продажи по этим препаратам снизились на $686 млн по сравнению с прошлым годом. Реализация продукции для животных также увеличилась на 13% до $939 млн. Хорошую динамику показал препарат BRAVECTO, который борется с блохами и клещами у собак и кошек. А в марте текущего года Merck & Company Inc. завершило приобретение частной бразильской компании, производящей лекарственные средства для животных, Vallée SA.

Кроме этого, корпорация продолжает проводить испытания своих новых медицинских разработок и дорабатывать старые. Однако на этой неделе стало известно, что Merck & Company Inc. приостановила набор новых пациентов для клинического исследования своего флагмана, препарата KEYTRUDA. Это связано с несколькими летальными исходами в сформированных группах после комбинации с другими лекарственными средствами. В то же время пациенты, которые уже принимают участие в исследованиях, продолжат получать лечение. Эта новость значительно ухудшила котировки акций компании.

Динамика цены акций – нисходящая. И в скором времени она может подтвердиться в результате пересечения 20-тидневной экспоненциальной скользящей средней 50-тидневную сверху вниз. Значительное влияние будут оказывать новости о результатах исследования причин летальных исходов при тестировании препарата KEYTRUDA. А пока, на ближайшие два месяца, предположим о снижении цены акций Merck & Company Inc. (MRK.US).

После небольшой коррекции актива до уровня $63,50 выставим ордер на продажу. Прибыль зафиксируем по цене $60,50, а убытки ограничим на отметке $65,00 за акцию.

Фондовый рынок США: общее падение акций фармацевтических компаний.

21 декабря 2004, 08:26

Фондовый рынок США попытался начать торги в пятницу с повышения, несмотря на плохую новость об одном из главных продуктов фармацевтической компании Pfizer, лекарстве Celebrex. Рынку удалось продержаться в плюсе в тот начальный период сессии, когда торги по акциям Pfizer не проводились. Но после 10 утра торги по акциям Pfizer открылись, за открытием последовал их обвал и общее падение фармацевтических акций, и рынок пал духом. Индекс широкого рынка Standard & Poor’s 500, в состав которого входит немало фармацевтических компаний, упал на 9,01 пункта до 1194,20, или на 0,75%.

Акции Pfizer, крупнейшей фармацевтической компании в мире и компонента индекса Dow, обвалились по итогам дня на $3,23, или на 11,2%, до $25,75 — самого низкого значения при закрытии после 16 января 1998 г., т. е. почти за семь лет. Оборот по акциям Pfizer на Нью-Йоркской фондовой бирже NYSE превысил в пятницу 285 млн., что было в 8,6 раза больше их среднедневного оборота в 33 млн. акций.

Утром в пятницу Pfizer сообщила, что одно из двух клинических испытаний, в которых определялась способность ее лекарства от артрита Celebrex подавлять рост предраковых образований, показало, что с приемом этого препарата связан повышенный риск кардиологических осложнений. Клиническое испытание проводилось для Pfizer под патронажем Национального института рака. В нем участвовали 2 тысячи пациентов, средняя продолжительность участия в испытании составляла 33 месяца. Больные принимали Celebrex в дозах по 400 мг в день или по 800 мг в день. По данным института, за время проведения испытания были зафиксированы кардиологические осложнения у 15 пациентов, принимавших Celebrex в дозах по 400 мг, у 20 пациентов, принимавших лекарство в дозах по 800 мг, и у 6 пациентов, принимавших плацебо — «пустую» контрольную таблетку, не имеющую фармакологического действия. Зафиксированные кардиологические осложнения включали инфаркт, приступ стенокардии и смерть, связанную с сердечным заболеванием. Указанные цифры означают, что риск кардиологического осложнения у больных, принимавших Celebrex в дозах по 800 мг, превысил риск осложнения у больных, принимавших плацебо, в 3,33 раза, а у больных, принимавших Celebrex в дозах по 400 мг, в 2,5 раза. Получив эти цифры, Национальный институт рака запретил продолжение испытания.

«Провал» Celebrex открыл новую главу в истории, связанной с рисками лекарств из класса ингибиторов COX-2. Лекарства этого класса подавляют деятельность протеина COX-2, которая может провоцировать процессы, ведущие к артриту, и, как полагают исследователи, к некоторым видам опухолей. В конце сентября разразился первый кризис вокруг препаратов этого класса. Фармацевтическая компания Merck (MRK), которая, как и Pfizer, входит в состав индекса Dow, объявила, что отзывает из продажи лекарство от артрита Vioxx, находившееся на рынке с 1999 г. и являющееся ингибитором COX-2. Как это получилось и в случае с Pfizer, Merck проводила клинические испытания, чтобы изучить возможность применения Vioxx в качестве лекарства для раковых больных. В ходе испытаний выяснилось, что больные, принимавшие Vioxx, подвержены более высокому риску сердечных приступов и других кардиологических осложнений, включая смерть, по сравнению с больными, принимавшими плацебо. В результате, 30 сентября Merck заявила, что отзывает Vioxx с рынка. В тот день акции Merck упали на 26,8%. Отзыв Vioxx больно ударил по фармацевтическим акциям, особенно по акциям производителей других лекарств из класса ингибиторов COX-2, в том числе по акциям Pfizer, хотя эта компания сразу заявила, что с ее лекарством Celebrex повышенные риски не связаны.

Фармацевтические акции находились под сильным давлением весь октябрь. Их положение стало выправляться вместе с общим подъемом рынка, начавшимся в конце октября. По иронии судьбы, 16 декабря, как раз накануне сообщения Pfizer о мрачных результатах испытания Celebrex, индекс фармацевтического сектора DRG впервые поднялся выше того значения, на котором он закрылся 29 сентября, накануне отзыва Vioxx из продажи. В пятницу 17 декабря индекс DRG упал на 2,95%.

Pfizer, сообщив в этот день о данных Национального института рака, заявила, однако, что не собирается отзывать Celebrex из продажи. Второе клиническое испытание Celebrex в качестве антиракового препарата, которое, одновременно с институтом, проводила сама Pfizer, не показало присутствия повышенного риска у этого лекарства. Pfizer заявила в пятницу, что Celebrex останется на рынке, а в 2005 г. она начнет крупномасштабные клинические испытания этого препарата, о планах которых она сообщила еще в начале октября, вскоре после отзыва Vioxx.

Но, при худшем развитии событий, компании Pfizer грозит не только сокращение продаж и снижение прибыли, но и иски больных, принимавших Celebrex и имевших сердечные приступы, или родственников больных, которые принимали Celebrex и умерли от сердечного заболевания. В случае с Merck, аналитики уже оценили, что потенциальные выплаты этой компании истцам, которые подали и еще подадут на нее в суд в связи с побочным действием Vioxx, могут достигнуть многих миллиардов долларов.

В придачу к проблемам Pfizer, на фармацевтический сектор в пятницу свалились и другие неприятности. Английская компания AstraZeneca сообщила, что ее новое лекарство Iressa, разработанное для больных раком легких, не показало в клинических испытаниях способности продлевать жизнь больных. Американская компания Eli Lilly известила, что ее препарат Strattera для лечения гиперактивности и дефицита внимания может оказывать побочное воздействие на печень.

Правда, неудача препарата Iressa, вызвав падение акций AstraZeneca, привела к подъему акций биотехнологических компаний Genentech и OSI Pharmaceuticals, выпускающих лекарство Tarceva, также предназначенное для больных раком легких и показавшее способность продлевать их жизнь.

Подбор фармацевтического персонала. Кризис «L».

В отличие от очень многих рынков, где спрос на товары эластичен и имеются возможности для успешного восстановления, фармацевтический рынок, пострадал больше остальных. При этом пострадало главным образом центральное звено: дистрибуторы фармпрепаратов. И дело здесь не только в том, что из-за скачка курса доллара, поставка большинства импортных препаратов просто «встала», но и в том, что существуют внутренние негативные факторы, влияющие на фармацевтический рынок вцелом.

Факторы, негативно влияющие на фармацевтический рынок

  • Дистрибуторы. Они пострадали от кризиса больше всех остальных. Поскольку, дистрибуторы являются центральным и связующим звеном между аптекой и производителем, то кризис обязательно затронет в дальнейшем как производителей, так и аптечные сети. Следует ожидать снижения поставок лекарственных препаратов, дефицит дорогостоящих лекарственных средств и сокращения их закупок. Изменений в закупочной матрице препаратов: замены дорогостоящих оригинальных препаратов на относительно дешевые препараты-копии (дженерики).
  • Законодательные факторы. Избыточное регулирование отрасли, ужесточение правил регистрации, реформа ДЛО, поправка ФАС о медпредставителях и др. и раньше не добавляли оптимизма участникам фармрынка, а теперь в момент кризиса, новые правила тянут его вниз значительно сильнее, практически удваивая эффект падения.
  • Сокращение числа врачей. Являются дополнительным негативным фактором развития фармрынка, вследствие уменьшения числа как пациентов, так и назначений рецептурных лекарственных препаратов

Общие тенденции фармацевтического рынка на ближайшую перспективу:

  • Сокращение числа дистрибуторов фармацевтического рынка и обострение конкуренции среди крупных игроков рынка.
  • Сокращения персонала у всех участников фармацевтического рынка.
  • Изменение матрицы закупок и наличия препаратов в аптеках. Замена дорогостоящих препаратов на недорогие препараты-копии (дженерики).

Компенсирующие факторы.

Ситуация на фармацевтическом рынке была бы совсем плачевной, если бы не факторы, которые хоть как-то компенсировали падение. Во-первых, рынок ОТС (безрецептурных препаратов) не имеет четкой привязки к коммуникациям с врачебным сообществом, следовательно и их промоция не сильно затруднена. Во-вторых, большинство препаратов участников фармрынка итак являются неоригинальными, а доля рынка большинства производителей является ощутимой. Иными словами, заводы производители фармпрепаратов (большинства стран Восточной Европы) будут вынуждены инвестировать в промоцию и поставки, чтобы не потерять долю рынка, который для них является приоритетным.

В конечном итоге доллар не всегда будет расти. Конец роста доллара также поможет замедлить падение и постепенно переведет фазу падения в фазу «нижнего плато». Т.е. вторую часть литеры «L». При этом стоит учитывать, что произойдет это не сразу вслед за стабилизацией валюты. Рынок будет падать еще некоторое время, ввиду негативных факторов.

Что на рынке подбора персонала

Фармацевты и провизоры

Эта группа участников фармацевтического рынка пострадает меньше остальных. Количество сетевых аптек будет сокращаться не так быстро, к тому же стоимость лекарственных препаратов будет только расти. Вслед за небольшим ростом рынка ожидается чуть большее сокращение персонала.

Менеджеры по продажам

Эта категория уже пострадала от кризиса. Однако кризис еще не закончился, и, по всей вероятности, тенденции по сокращению персонала у дистрибуторов будут продолжены. Государственные закупки существенно сократились, а коммерческий сектор плотно связан с коммуникациями дистрибуторов с аптечными сетями. Ограниченность круга лиц и числа участников, принимающих решения, дает предпосылки для сокращения числа менеджеров. Впрочем, особенно ценятся менеджеры из компаний конкурентов, но это было на этом рынке всегда.

Медицинские представители

Производителям лекарственных средств придется взять на себя часть рисков дистрибутора. Поэтому медицинские представители будут вынуждены брать часть функций дистрибуторов на себя: т.е. функции менеджера по продажам. Особенно это касается ОТС сегмента. Во всех сегментах коммуникаций медицинского представителя с врачебным сообществом и аптечным сектором требуются новые идеи. А еще больше экономия издержек. Старые форматы коммуникаций практически исчерпали себя. Ожидается реплейсмент (увольнение с последующим набором) медицинских представителей. У некоторых компаний это происходит уже сейчас.

Скорее всего рынок ожидает длительный период восстановления, вслед за резким падением. На такое длительное восстановление понадобится достаточно большой промежуток времени. Учитывая негативные факторы, он будет восстанавливаться дольше всех остальных.

Этот обзор не является аналитическим. В нем использованы частные мнения участников фармацевтического рынка, руководителей в области маркетинга, продаж и HR сферы.

Оплот стабильности. Фармацевтический рынок России в условиях кризиса

Наше издание постоянно отслеживает ситуацию на мировых фармацевтических рынках. Особый интерес эта тема вызывает в последнее полугодие, когда в мире разразился глобальный кризис. О ситуации на российском фармрынке «Еженедельнику АПТЕКА» рассказал директор Института проблем общественного здравоохранения России Юрий Крестинский.

— Как российский фармацевтический рынок отреагировал на финансовый кризис?

Ю. Крестинский

— Начало кризиса, как и в других странах мира, пришлось на раннюю осень 2008 г., когда в России произошла девальвация рубля. При этом до конца октября влияние надвигающегося кризиса на фармрынке практически не ощущалось. Это было связано с тем, что у многих аптек и дистрибьюторов остались товарные остатки, которые позволяли плавно реагировать на изменение цен, государственные закупки в крупных регионах осуществлялись в рублях, причем удалось фиксировать цену, а в рознице продолжал наблюдаться устойчивый спрос.

В ноябре 2008 г. было зафиксировано резкое снижение объемов производства металла, экспорта нефти, и в регионах и крупных городах, экономика которых связана с этими отраслями, произошло падение экономических показателей, что отразилось и на состоянии фармацевтического сектора. В этот же период производители начали закладывать валютные риски в цену лекарственных средств (ЛС), что привело к дополнительному повышению их стоимости.

Однако в целом можно констатировать, что фармацевтический рынок выдержал первую волну кризиса достойно. В І кв. 2009 г. объемы потребления на фармрынке росли среднемесячными темпами 25–30%, в то время как девальвация рубля по отношению к основным мировым валютам составила 35% по сравнению с курсовыми показателями начала прошлого года. Уменьшение объемов рынка достигло около 7% в валюте, что не является кризисным показателем. Снижение же ассортимента составило порядка 10%, что можно расценивать как избавление рынка от наименее востребованных наименований ЛС.

Фармрынок по-прежнему остается одним из самых динамично развивающихся секторов российской экономики. Даже в условиях глобального экономического кризиса фармацевтическая отрасль оказалась одной из наиболее устойчивых — в России, наверное, ни один из секторов экономики не показывал такой стабильности. Поэтому, невзирая на многочисленные проблемы, российский фармрынок остается очень привлекательным для бизнеса.

Прогнозы аналитиков на ближайшее будущее также достаточно оптимистичны — несмотря на то, что ожидается спад рынка в весенний период и летом, в то же время на осень–зиму прогнозируется стабильный рост.

— Чем можно объяснить такое стабильное положение отрасли? Это результат грамотных регуляций или большой внутренний ресурс стабильности рынка?

— Скорее, это естественный ход дела, которому просто никто не мешал, не создавал излишних трудностей. То, что фармрынок демонстрирует такие стабильные показатели, в первую очередь определяется его социальной значимостью, низкой эластичностью спроса. Очевидно, что отказаться от ЛС люди могут едва ли не в последнюю очередь. Это позволяет предположить, что фармрынок, равно как и рынок продуктов питания, и в будущем не ожидают кардинальные потрясения. Кроме того, если на других товарных рынках можно ожидать, что потребитель начнет отдавать предпочтение более дешевой продукции, то в фармацевтической отрасли такая ситуация менее вероятна. Конечно, если кризисные явления будут усугубляться, то неизбежное влияние это окажет и на фарму. Однако сегодня положение рынка не вызывает серьезных опасений.

— Проводится ли какое-либо государственное регулирование цен на ЛС?

— Элементы механизма регулирования цен на медикаменты существуют, в частности это список жизненно необходимых и важнейших ЛС и механизм госрегулирования предельных цен производителей на них с инструментом установления предельных торговых надбавок. Однако, если де-юре регулирование цен происходит (на жизненно необходимые и важнейшие ЛС), то де-факто рынок регулирует себя сам. Конкуренция определяет адекватную цену на медикаменты, и со стороны потребителей сегодня нет какой-либо паники по поводу роста цен.

— Какие сложности возникают сегодня у игроков фармацевтического рынка — производителей, оптового звена, розницы?

— Основная проблема, которую можно выделить у всех участников рынка, лежит в экономической плоскости — это проблема кредитования, фактор, который оказал влияние как на фармкомпании, так и на дистрибьюторов и розницу. Подорожавшие кредиты, а также ужесточившиеся условия их обслуживания внесли серьезные осложнения в работу рынка. Более всего пострадали именно те компании, бизнес которых был серьезно зависим от кредитования.

Фарма в этом не уникальна, аналогичные проблемы наблюдаются во всех сферах. Прежде всего кризис ощутили отрасли со значительной долей заемных средств: банковская, строительная, торговая, автомобилестроение и пр. В фармацевтической отрасли ситуация значительно лучше: доля заемного капитала достаточно низкая, соответственно, влияние кризиса проявляется в меньшей степени. Однако те компании, которые по разным причинам (бурная экономическая экспансия, ошибки менеджмента и т.д.) зависят от кредитования, оказались под ударом.

Так, основной проблемой у дистрибьюторов стала сложность кредитования и перекредитования. Частично эту проблему переложили на производителей и розницу (вложили в цену препаратов), однако полностью амортизировать последствия не удалось.

Среди производителей также можно отследить влияние этого фактора. В более сильной позиции оказались западные компании — это определяется их глобальным присутствием на мировых фармрынках, а значит широким доступом к кредитным ресурсам, высоким уровнем общей ликвидности, способностью перераспределять средства.

Если говорить о российских фармпроизводителях, у них также есть конкурентные преимущества: их препараты дешевле, чем зарубежные аналоги. В условиях ухудшения экономической ситуации повышается вероятность того, что спрос на их продукцию вырастет. С другой стороны, простора для маневра у отечественных компаний меньше, чем у иностранных, и это опять-таки связано с тем, что условия доступа к финансовым, и в частности кредитным, ресурсам у них несопоставимы.

Ритейл в существующей ситуации находится в более выигрышном положении. Он — конечное звено товаропроводящей цепи и важнейший элемент в работе. И производитель, и дистрибьютор ориентируются на потребности аптечного сектора, ведь продажи происходят именно в аптеке, она является зеркалом потребительского поведения.

В рознице также пострадали лишь те компании, которые зависели от заемных средств, в первую очередь это крупнейшие аптечные сети. Те сети, которые рассчитывали на привлечение иностранных инвестиций, также сегодня могут оказаться в непростой ситуации. Остальные лишь прекратили активную экспансию, многие из них закрыли аптеки, доходность которых находится ниже уровня окупаемости, — это необходимо для адаптации компаний к рыночным реалиям. Однако и в этой ситуации есть исключения — например, сеть аптек «Доктор Столетов» объявила об открытии новых аптек и готовности продолжать экспансию.

В то же время можно отметить и ряд плюсов, которые наметились в новых экономических условиях. Так, произошло снижение арендных ставок, что нередко существенно уменьшает затраты компаний. Сложная экономическая ситуация может парадоксально повлиять на спрос в аптеках — боясь потерять работу, люди могут переносить болезни на ногах, при этом покупая больше ЛС, и т.д.

— Выполняет ли рынок в нынешних условиях свою социальную функцию в полной мере?

— Естественно, есть точечные проблемы, однако можно отметить, что потребители обеспечены медикаментами, при этом цена на них является достаточно адекватной. Состояние рынка не несет угрозы снижения обеспеченности населения ЛС.

Конечно, снижение доходов неминуемо оказало влияние и на покупательную способность, в том числе касательно ЛС. Степень выраженности данных тенденций будет зависеть от того, насколько глубоко негативные процессы будут происходить в области уровня и своевременности выплат заработных плат, в области безработицы. Если финансовая система будет функционировать, то и в обращении ЛС будут происходить расчеты между поставщиками и товаропроводящей сетью, и рынок будет продолжать расти, но все же меньшими темпами, чем это происходило в последние годы.

Фармацевтический рынок в кризис: как не разориться на лекарствах

Цены на лекарства в Московской области во время кризиса стремительно растут — этого трудно не заметить, стоит хотя бы раз зайти в аптеку. В связи со сложной экономической ситуацией власти усиливают контроль за ценами на медикаменты, но беспокойство в обществе нарастает. Почему дорожают лекарства, и что делать государству, чтобы они оставались доступными, смогут ли граждане покупать необходимые медикаменты, и где найти лекарства подешевле, выяснял корреспондент РИАМО.

Жизненно необходимые лекарства

На фармацевтическом рынке действуют механизмы госрегулирования цен. В России установлены предельно допустимые отпускные цены производителей, максимальные оптовые и розничные наценки для лекарств, входящих в список «Жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов» (ЖНВЛП).

По данным Росздравнадзора, предоставленным РИАМО, с начала года по состоянию на 1 мая 2015 года прокурорами проверено около 4 тысяч фармацевтических организаций, по результатам проверок возбуждено 779 дел об административных правонарушениях, а общая сумма штрафов для юридических и должностных лиц составила 4,8 миллиона рублей. При этом в Подмосковье выявлены случаи превышения как предельных размеров розничных надбавок, так и предельных отпускных цен производителей.

Если же говорить о проверках, инициированных по обращениям граждан, то, как сообщили РИАМО в ФАС, нарушений выявлено не было. По словам заместителя начальника Управления контроля социальной сферы и торговли ФАС России Надежды Шаравской, ни одно из обращений о нарушении цен в Московской области не подтвердилось.

Дешевых аптек не осталось

Несмотря на государственное регулирование цен и контроль, у покупателей складывается ощущение хаоса на фармацевтическом рынке. Стоимость одних и тех же препаратов в разных торговых точках может существенно различаться. При этом выявить закономерность и найти «самую дешевую» аптеку не под силу даже самым дотошным потребителям.

Причем какие-то препараты растут в цене, какие-то дешевеют. Например, по данным Росстата, комбинированные анальгетики (пенталгин, седальгин и т. п.) подешевели на 35%, а стоимость дротаверина (но-шпы) уменьшилась на 3% если сравнивать средние цены в марте этого и прошлого года. При этом валидол за этот же период «взлетел» на 134%, корвалол подорожал на 50%.

Эксперты рынка и Минздрав РФ говорят о 20-30-процентном подорожании лекарств. При этом в данном случае речь идет о препаратах, не входящих в список жизненно необходимых лекарств. Для ЖНВЛП установленная максимальная цена индексируется согласно уровню инфляции и не может самовольно изменяться производителями, оптовиками или аптеками.

Но даже когда речь идет о ЖНВЛП, цены на одни и те же препараты могут отличаться в разы, в зависимости от компании-производителя. Так, по данным сайта Медицинской информационно-справочной сети (http://www.ros-med.info), максимально допустимая цена за тюбик 5%-й мази «Ацикловир» весом 5 граммов производства ОАО «Синтез» в Московской области составляет 22,12 рублей, а для ОАО «Нижфарм» — 40,03 рублей, что на 80% дороже.

Кто виноват?

По мнению генерального директора Ассоциации российских фармацевтических производителей, (АРФП) Виктора Дмитриева, не стоит списывать такую разницу в ценах на жадность последних.

«Регистрацию цен в реестре ЖНВЛП осуществляет Минздрав совместно с Федеральной службой по тарифам, учитывая себестоимость продукции. Цена производства включает в себя и закупку высокотехнологичного оборудования, и развитие технологий, и затраты на исследования. Создание новых и улучшение существующих лекарств в России — это очень затратно. Только стоимость кредитов для бизнеса доходит до 26%, в то время как кредитная ставка в Европе для производств — около 4%, не говоря уже о том, что после подорожания валют стоимость закупки импортного оборудования стала значительно выше», — поясняет эксперт.

Как сообщила РИАМО исполнительный директор Национальной фармацевтической палаты (НФП) Елена Невольная, сейчас цены на рынке стабилизировались.

«За последние несколько месяцев резких скачков не наблюдается. Основное подорожание пришлось на конец прошлого года и было вызвано ажиотажным спросом, когда граждане старались „запастись“ лекарствами по старой цене. В январе 2015-го, когда спрос упал, цены начали выравниваться», — сказала собеседница агентства.

«Однако стоит отметить значительный рост цен на продукцию отечественных производителей, который происходит до сих пор», — добавила эксперт.

Ссылаются на производителей и аптеки: мол, они уровень наценок не меняли. Цена же растет с приходом новых партий по измененным прайс-листам дистрибьютеров, которые составлены согласно отпускным ценам производителей.

Если с импортными лекарствами ситуация прозрачна — вырос курс, выросла и рублевая цена, то почему растут цены на отечественные лекарства?

Во-первых, как объясняют специалисты, доля валютной составляющей на отечественных фармацевтических фабриках высока. Генеральный директор ООО «Альтфарм» Елена Суворова говорит о 35-40%-й доле, а директор по маркетингу и продажам ООО «ПИК-ФАРМА» Артем Кривов называет цифру 60%. При этом он отмечает, что рост цен на продукцию удалось удержать в рамках 10% только за счет снижения прибыли предприятия.

Единственный путь — господдержка

Но дело не только и даже не столько в этом. По словам главы АРФП, сегодня в очень тяжелой ситуации оказались предприятия, основу ассортимента которых составляют лекарства из списка ЖНВЛП стоимостью менее 50 рублей.

«У некоторых предприятий до 80% продукции включено в список ЖНВЛП, и такая ситуация ставит перед ними вопрос выживания. Дело в том, что стоимость таких препаратов зафиксирована в Государственном реестре предельных отпускных цен и индексируется по уровню инфляции, а затраты на производство растут сейчас темпами, существенно ее опережающими», — сказал Дмитриев РИАМО.

По словам гендиректора ООО «Альтфарм», сегодня их предприятие выпускает бисакодил и парацетамол, себестоимость которых составляет 37 рублей и 35 рублей соответственно, зарегистрированная же отпускная цена на них — всего 26 и 24 рубля. В таких условиях производитель констатирует невыгодность выпуска такой продукции и вероятность ее исчезновения с рынка.

А для того, чтобы сохранить в ассортименте доступные для населения, но невыгодные в производстве препараты, отечественные производители вынуждены закладывать издержки в цену лекарств, не входящих в список ЖНВЛП.

К тому же, оценивать подорожание в относительных значениях не совсем корректно, считают в АРФП. «Лекарство, стоившее, к примеру, 20 рублей, даже после подорожания на 30% будет стоить 26 рублей, что, как правило, в разы дешевле импортных аналогов», — отмечает Дмитриев.

«Искусственное же ограничение роста цен, не соответствующее росту себестоимости производства, может только ухудшить ситуацию. Фактически, не позволяя предприятию изменить цену на рентабельную, регулятор „убивает“ препарат, а на его место приходит импортный аналог, который стоит иногда в 10-20 раз дороже. Сегодня ограничительные меры приводят к „вымыванию“ лекарств стоимостью ниже 50 рублей из ассортимента производителей, дистрибьютеров и аптек в пользу более прибыльных дорогих препаратов», — комментирует ситуацию эксперт.

Таким образом, по мнению специалиста, для сохранения на рынке доступных по ценам лекарств самым эффективным инструментом является не искусственное ограничение цены на продукцию отечественных фармацевтических производителей, а их государственная поддержка.

«Предоставление льготных кредитов, налоговых послаблений, скидок на ЖКХ, субсидии на закупку оборудования и проведение клинических исследований — все эти меры помогут рыночному регулированию цен и естественному импортозамещению», — резюмирует глава АРФП.

Как сэкономить?

Пока же этого не происходит, потребителям остается один путь: самостоятельно исследовать фармацевтический рынок в поисках доступных предложений. Для тех, кто хочет сэкономить, есть непростое, но все же решение. Для начала стоит определить отечественный аналог для привычного и разрекламированного импортного препарата, если, конечно, он существует. В этом помогут консультации с врачами, провизорами аптек, изучение интернета и соответствующей литературы.

Например, в паре «Имодиум» — «Лоперамид» последний в среднем дешевле в 8-12 раз, «Но-шпа» и «Дротаверин» — отечественный аналог по стоимости ниже в 7-10 раз, по сравнению с «Вольтареном» мазь «Диклофенак» будет дешевле почти в 18 раз, разница в цене «Флюкостата» и «Флуконазола» составляет 3-7 раз, «Зовиракса» и «Ацикловира» — 5-10 раз.

Если препарат относится к перечню ЖНВЛП, желательно сначала ознакомиться с предельно допустимыми на него ценами у различных производителей и попытаться найти аптеку, где продается препарат выбранного производителя. Такой путь потребует времени, зато позволит существенно снизить затраты на покупку медикаментов.

Анна Семенова

Увидели ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите «Ctrl+Enter»

«Протек» — инвестиции в рост

Идея

«Протек» – это одна из крупнейших фармацевтических компаний России с рыночной капитализацией около 58 млрд рублей. Компания продает лекарственные препараты собственного и стороннего производства оптом и через сеть аптек. За последние 5 лет выручка компании практически удвоилась до 241 млрд руб., и по итогам 9 мес. 2020 г. были выплачены рекордные дивиденды в размере 7,5 руб. на акцию.

Акции «Протека» — это редкое сочетание истории роста, высоких дивидендов и недооцененности акций, и мы рекомендуем покупать их на долгосрочную перспективу. Основным драйвером роста бизнеса в ближайшие годы выступит инвестиционная программа, направленная на расширение производства и аптечной сети, открытие новых складов, а также улучшение логистики. Инвест программа позволит компании выйти на новые рекордные уровни доходов и увеличить дивиденды. На данном этапе акции «Протека» стоят довольно дешево в сравнении с аналогами.

Мы присваиваем обыкновенным акциям «Протек» рекомендацию «Покупать». Целевая цена на ближайшие 12 месяцев – 171 руб.

Краткое описание эмитента

«Протек» – это одна из крупнейших фармацевтических компаний России с рыночной капитализацией около 58 млрд рублей. Компания продает лекарственные препараты собственного и стороннего производства оптом и через сеть аптек. Выручка по МСФО за 2020 г. по предварительным данным составила 241,7 млрд руб. По итогам 9 мес. 2020 г. были выплачены рекордные дивиденды в размере 7,5 руб. на акцию.

Бизнес Группы организован в три сегмента:

  • Производство лекарственных препаратов
  • Дистрибуция – продажа собственных и сторонних фармацевтических препаратов, товаров для красоты и здоровья оптом и в розницу
  • Розница – это аптечная сеть, представленная брендом «Ригла», а также дискаунтерами «Будь здоров!» и «Живика». Сеть «Ригла», в частности, на конец 2020 г. насчитывала 1768 аптек в 47 регионах России, и по данным агентства IMS Health заняла 3-е место по объему продаж за 9 мес. 2020 г.

Сегменты бизнеса представлены следующими компаниями:

Акции каких фармкомпаний стоит приобрести

Делаем ставку на лекарства от трудноизлечимых болезней

Акции компаний, занимающихся разработками в сфере здравоохранения и биотехнологий, особенно перспективны. Лекарства от депрессивных расстройств, онкологии и других трудноизлечимых болезней — хороший инструмент для вложений. Это и вклад в перспективные для человечества проекты, и средство извлечения прибыли одновременно. «Капитал.kz» попросил брокеров посоветовать привлекательные активы для вложений.

Асан Байтасов, младший аналитик ИК «Фридом Финанс», поделился анализом современных наработок в этих областях, порекомендовав акции трех фармкомпаний.

Alexion Pharmaceuticals. Эта американская фармацевтическая компания специализируется на производстве различных препаратов, содержащих биологически активные ингредиенты и предназначенных для лечения редких заболеваний. Среди ассортимента лекарств корпорации Alexion Pharmaceuticals имеются такие средства, как Strensiq ( используется для лечения гипофосфатазии), Soliris ( гуманизированное моноклональное антитело, предназначенное для лечения иммунной системы). Недавно медикамент Soliris был утвержден для борьбы с рефрактерными генерализованными формами миастении. Компания имеет высокий показатель маржи чистой прибыли на фоне монопольного присутствия в определенных сегментах. Котировки имеют высокий потенциал роста до отметки в $140, что подразумевает рост в 25%.

Amgen Incorporated. Еще одна американская транснациональная биофармацевтическая компания. Препараты Amgen используются при лечении тяжелых заболеваний. Компания присутствует более чем в 75 странах во всем мире и специализируется на онкологических заболеваниях, поражении костей, заболеваниях почек, ревматоидном артрите и других серьезных заболеваниях. Компания является крупнейшим представителем в сегменте независимой биотехнологии. Amgen получила положительный вердикт FDA на продажи лекарства Neulasta в 2002 году, новой версии ее иммуностимулятора Neupogen. Препарат Neulasta, как и Neupogen, предназначен для повышения иммунитета у раковых больных, проходящих курс химиотерапии. Препарат является лидером в сегменте иммуностимуляторов. При нынешних показателях котировок акций в $176 компания имеет потенциал роста в 18%.

Sage Therapeutics. Это биофармацевтическая компания, специализирующаяся на разработке и коммерциализации новых лекарств для трансформации жизни пациентов с нарушениями центральной нервной системы. Sage Therapeutics 10 декабря сообщила о положительном прохождении второй фазы тестирования препарата Sage-217 у пациентов с тяжелым депрессивным расстройством. Было также отмечено, что 64% пациентов, принимавших Sage-217, достигли ремиссии большого депрессивного расстройства по сравнению с 23% пациентов, принимавших плацебо. Положительное исследование фазы 2 позволит Sage Therapeutics углубиться в исследования препарата. По оценкам, в США насчитывается около 16 млн человек с большим депрессивным расстройством. Котировки акций имеют потенциал роста до отметки в $194, что в процентном выражении составляет 19%.

«Персоны Капитала». Истории успешных бизнесменов. Известные имена и лучшие бизнес-идеи. Подписывайтесь на нас здесь .

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Добавить комментарий